Заметки о поэтических формах. Триолет

Школа поэтического мастерства

Триолет (фр. «тройной») – это восьмистишие, где первое двустишие повторяется в конце строфы и, кроме того, четвертый стих есть точное воспроизведение первого стиха, с рифмовкой АБ+АА+АБАБ (курсивом выделены повторяющиеся строки-рефрены). Знаком «+» отмечены границы первоначального припева и двух строф, в «правильном» триолете на этих местах непременно должны были стоять точки.

Триолет возник в средневековой поэзии как литературное подражание народной песне, которая строилась по принципу: припев, строфа, припев, строфа и т.д., а в конце опять припев. Принято считать, что триолет — самая ограниченная форма стиха среди всех других твердых форм (сонет, рондо, ритурнель и другие), и что он является преимущественно развлекательной, игровой формой поэзии.

В России первые триолеты появились у Анны Буниной (писательница начала 19 века) и Николая Карамзина; затем в течение почти столетия триолет не фигурировал в русской литературе. И только в XX века в России стали появляться триолеты среди стихотворений Константина Фофанова, Константина Бальмонта, Валерия Брюсова, Игоря Северянина.


Твой лик загадочный и нежный,
Как отраженье в глубине,
Склонился медленно ко мне.
Твой лик загадочный и нежный
Возник в моем тревожном сне.
Встречаю призрак неизбежный:
Твой лик, загадочный и нежный,
Как отраженье в глубине.
(В. Брюсов)

Ты промелькнула, как виденье,
О, юность быстрая моя,
Одно сплошное заблужденье!
Ты промелькнула, как виденье,
И мне осталось сожаленье,
И поздней мудрости змея.
Ты промелькнула, как виденье,
О, юность быстрая моя.
(К. Бальмонт)

Целую книгу триолетов написал Фёдор Сологуб и целых две – его подражатель Иван Рукавишников. Триолет Рукавишникова написан по всем классическим правилам.

* * *
Пропал прелестный триолет,
Забытый в суете всегдашней.
На мысль мгновенную ответ,
Пропал прелестный триолет.
Кем снова он увидит свет?
Портретом? Лаской? Песней? Башней?
Пропал прелестный триолет,
Забытый в суете всегдашней.
И. Рукавишников, [1922]

Триолет Калинникова уже нарушает тонкое правило «расстановки точек».

* * *
Какая сладкая отрава
Легко звенящий триолет!
Его изящная оправа.
Какая сладкая отрава
И вечно детская забава,
Когда владеет ей поэт.
Какая сладкая отрава
Легко звенящий триолет.
И. Калинников, 1915

Триолет Сологуба отклоняется от них в последовательности рифм и в том, что строка А повторяется не дословно.

* * *
Неживая, нежилая, полевая, лесовая, нежить горькая и злая.
Ты зачем ко мне пришла и о чем твои слова?
Липнешь, стынешь, как смола, не жива и не мертва.
Нежилая, вся земная, низовая, луговая, что таишь ты, нежить злая,
Изнывая, не пылая, расточая чары мая, темной ночью жутко лая,
Рассыпаюсь, как зола, в гнусных чарах волшебства?
Неживая, нежилая, путевая, пылевая, нежить темная и злая,
Ты зачем, ко мне пришла, и о чем твои слова?
Ф. Сологуб, 1913

Стихотворение К. Липскерова из книги стихов о Туркестане – «Песок и розы», М., 1916, условно
названное «расширенным триолетом», представляет собой попытку построить на триолетных повторах стихотворение более длинное.

Азия
Азия – желтый песок и колючие желтые травы...
Азия – розовых роз купы над глиной оград...
Азия – кладбище битв, намогилье сыпучее славы...
Азия – желтый песок и колючие желтые травы,
Голубая мечеть, чьи останки, как смерть, величавы,
Погребенный святой и времен погребальный обряд...
Азия – розовых роз купы над глиной оград...
Азия – желтый песок и колючие желтые травы,
Узких улиц покой, над журчащими водами сад...
Азия – розовых роз купы над глиной оград,
Многопестрый базар, под чалмою томительный взгляд,
Аромат истлеваний и ветер любовной отравы;
Азия – желтый песок и колючие желтые травы...
Азия – розовых роз купы над глиной оград...
К. Липскеров, 1915

Любопытно, что и Сологуб, и Липскеров используют нетрадиционные длинные размены, как бы для того, чтобы создать ощущение тяготящего однообразия, мотивирующего повторы.

В советское время армянский поэт Наири Зарьян написал стихотворение «Двадцати шести бакинским комиссарам», выдержанное в триолетах, и эта старая форма поэзии ожила под влиянием нового содержания; вот отрывок из этого стихотворения:

Они в пустыне полегли,
Вдали от гор и сел родных,
За Каспием в песках глухих.
Они в пустыне полегли,
Без друга, средь чужой земли.
Палач не слышал стонов их!
Они в пустыне полегли,
Вдали от гор и сел родных.
Возмездия настанет миг,
И наша пуля цель найдет —
Палач, настигнутый, падет.
Возмездия настанет миг!
Тот спор суровый не утих,
В нас гнев негаснущий живет.
Возмездия настанет миг,
И наша пуля цель найдет.
(Пер. Музы Павловой)

+6
16:28
124
Какая все-таки фамилия у одного из авторов триолетов Калашников или Калинников?
Вообще, я так понял, на основе триолетов можно создавать любопытные формы стиха.
16:58
Похоже, всё-таки Калинников. Сейчас поправлю. А на основе триолера действительно интересные формы стиха можно создавать. Надо будет попробовать.
Ага:) но сначала сам триолет нужно осилить:)
17:03
Вот собираюсь, как время будет, поэкспериментировать.
Иван Иваныч без штанов
Был очень страшен по утрам.
Понятно и без лишних слов,
Иван Иваныч без штанов
Не зря был с виду так суров,
Ища вчерашние сто грамм.
Иван Иваныч без штанов
Был очень страшен по утрам.

Балуешься )
17:22
А что, форма соблюдена. Картинка, правда, жутенькая — похмельный мужик без штанов, да ещё и буянит.
А чего тут жуткого? Человек ходит по своей квартире и ищет, куда делась вчерашняя бутылка.
17:34
Да допил он ту бутылку, похоже, только не помнит, когда и как.
Так ясно как день!:)
17:33
+1
Навеяно бессмертным Афоней? )
Иван Иваныч Иванов с утра ходит без штанов.
А Иванов Иван Иваныч одевает штаны на ночь!

Ну конечно.
22:44
+1
Поэкспериментировала, и вот что у меня получилось:

Мой век придумал злую шутку —
Играет судьбами людей.
Ему и весело, и жутко…
Мой век придумал злую шутку.
Вот он отвлёкся на минутку,
И ухмыльнулся Асмодей.
Мой век придумал злую шутку —
Играет судьбами людей.
15:54
+1
Твой лик загадочный и нежный
Как отраженье в глубине,
Склонился медленно ко мне.
Твой лик загадочный и нежный
Возник в моем тревожном сне.
Встречаю призрак неизбежный:
Твой лик, загадочный и нежный,
Как отраженье в глубине.
ABbAbaAB

Триолет (фр. «тройной») – это восьмистишие, где первое двустишие повторяется в конце строфы и, кроме того, четвертый стих есть точное воспроизведение первого стиха, с рифмовкой АБ+АА+АБАБ.

Я в рифмовке запуталась: ABbAbaAB — так? или — АБ+АА+АБАБ — так?
16:01
Красиво получилось, Наталия.
Насколько я поняла, чередование мужских и женских рифм не обязательно, хотя в русской традиции стихосложения чаще всего чередуются. Так что этот момент на усмотрение автора.
Да это не у меня красиво получилось, а у Брюсова. Я о принципиальности рифмовки — теперь поняла)
18:54
Позор мне, не узнала.
Да ладно))) все бывает)
Абаа абаб я только что кстати свой триолет выложил на сайте:)
00:38
Ух ты, обязательно погляжу.