Небо и земля

Часть 1

Андрей шел по мостовой, шаркая, как раненый боец, его знобило. Незадолго до этого его несколько раз стошнило, частички полупереваренной еды, смешанной с желчью, попали ему на одежду. Изо рта гадко пахло. С детства Андрею часто приходилось терпеть жуткие муки из-за слабого желудка, и этот запах не был просто физиологией – он означал психологическое и моральное унижение.

«Вот черт! – подумал он. – Ни одна женщина не подойдет сейчас ко мне. Однако не плевать ли...»

Ему было плохо отнюдь не от испорченной пищи, а от предательства любимого человека. И если кто-то думает, что этим нельзя отравиться, то он глубоко заблуждается. Организм, наполненный ядом предательства, отравляющим волю, мысли и чувства, подвергался приступам внутренних судорог и тошноты. Сознание было мутным, мысли в голову приходили странные, путанные, отстраненные. Словно чужие и словно к другому человеку который одновременно им же и являлся.

Андрей не понимал, зачем Алиса попросила его встретиться еще раз. «Что ей от меня нужно? Вещи? Деньги? Посмеяться? Какая нелепая мысль, она точно не моя… — его размышления прервал новый приступ дурноты. – Я точно не доберусь до места, где-нибудь меня стошнит собственными кишками и… и… и… издохну на собственной блевотине. Ничего не скажешь, достойная смерть».

Встреча была назначена на мосту. Алиса уже ждала его. Увидев ее бледное, каменное лицо, ледяные глаза, Андрей почувствовал панику. «Что-то не так! Случилось что-то плохое. Надо бежать от сюда прямо сейчас. — на него накатила новая волна тошноты и слабости. — Как же мне плохо… Надеюсь, отделаюсь короткими фразами. Да-да, нет-нет, и все на этом».

— Андрей, – хриплый голос Алисы дрожал. – Ты только выслушай меня, пожалуйста. Я совершила зло, я знаю об этом, но ты же христианин, ты же верующий человек, ты должен уметь прощать!

«Началось! Только не этот фарс! Хочет меня утешить? Что за глупости, это унизительно! — и вновь предательский приступ паники. — Уйти, немедленно уйти к черту отсюда. Однако меня больше не тошнит. Почему, интересно? Как не странно даже стало легче, хочется где-нибудь тихо умереть».

— Андрей, я должна тебе сказать, что ошиблась. Я много раз в жизни ошибалась, но в этот раз все было совсем мерзко и отвратительно.

«Полна самоуничижения, как когда-то была полна любви. А я полон боли, как когда-то был полон радости. Мы вечно полны не тем… И какая же все-таки это глупость, наполнять людей тем, что им совсем не нужно».

— Ты молчишь потому, что тебе больно? — по щеке Алисы, ближе к носу, скатилась слеза. — прости меня, прости… Мне тоже больно.

— Странно, только одна слеза, — зачем-то произнес он, хотя вовсе не собирался озвучивать эту мысль.

— Андрей, скажи, существует хоть один шанс, хоть что-то, все что угодно, что бы ты меня простил?

И тут в него закралось сомнение: он вдруг понял, что совсем не знает, зачем она позвала его, и это сильно пугало. Он почувствовал, как падает в бездну, имя которой – непонимание, и эта бездна даже страшнее предыдущей.

Алиса смотрела на молчащего Андрея, с решимостью и отчаянием, как смотрит солдат на амбразуру, на пулемет, на который вот-вот предстоит броситься, но вдруг схватилась обеими руками за живот, скрючилась и зажмурила глаза от боли.

«Какие знакомые ощущения», — мелькнула мысль у Андрея.

— Я сделала ошибку. Страшную… — Алиса открыла глаза и заговорила так, словно выдавливала из себя по частице то, что причиняло ей боль.

– Я тебя люблю, и… — короткая пауза, — Только скажи, как… как прийти к тебе… как мне это сделать?.. — прошептала она.

«Ответь ей — нет, ответь — нет! — звучал голос в голове Андрея. — Пускай хоть немного почувствует боль, которую тебе пришлось испытать».

И Андрей против своей воли послушно подчинился навязчивому голосу, совершенно не понимая, зачем.

— Я бы очень хотел, но не могу, пойми. Просто не могу.

У него заледенело все внутри от собственных слов. Повернувшись к девушке спиной и с ужасом понимая, что уходит от человека, молившего его о прощении, он медленно, словно в трансе, двинулся по мосту прочь от Алисы.

« Этого нельзя делать! — вновь заговорил голос. — Надо позвонить ей завтра же, одного дня хватит… но представляешь, она будет целый день… надо позвонить через час, как только приду домой… хотя нет, какое — час, я что, сумасшедший?! Как только дойду до конца моста… да какого черта я делаю, это не я… беги к ней…»

Но прежде чем он повернулся к Алисе, ему почудилось, что за спиной у него стоит маленькая девочка в летнем платьице, он даже услышал легкий шорох ее шелковой ленточки. «Она же простудится», — подумал Андрей, и в ту же секунду понял, что это какая-то нелепая игра ума, порождение его агонизирующего мозга. Возможно поэтому все, что случилось потом, он воспринял отстраненно, словно это было во сне.

Алиса, стоявшая в десяти метрах от него, недоуменно оглянулась по сторонам, словно потеряла ориентацию в пространстве, а потом шагнула навстречу несущейся по дороге машине.

« Все…»

Мысль Андрея не додумалась – оборвалась, а тело Алисы перелетело через автомобиль и с глухим звуком ударилось головой об асфальт.

Темнота навалилась сверху и затопила все существо Андрея.

Через некоторое время чьи-то руки подняли его, трясли, сильно били по щекам, но ему не было больно, тело вообще ничего не чувствовало.

А потом он открыл глаза.

Мир был наполнен яркими цветами и красками – это было так необычно и странно, что Андрей изумленно оглядывался по сторонам, не понимая, каким образом из обычного серого дня за несколько минут его словно перенесло в какую-то волшебную реальность – прекрасную и вместе с тем ужасающую.

Он зачарованно наблюдал, как в небе, подобно сгусткам золотого света, порхали ангелы, держа в руках хрустальные сферы, тонкие и прозрачные.

«Неописуемая красота, благословение, наверное…»

Андрей наконец поднялся, отстранив склонившегося над ним человека.

«Я смогу их догнать?»

Однако кто-то крепко держал его за одежду. Андрей недовольно повернулся в намерении оттолкнуть помеху куда подальше, но вздрогнул от неожиданности так, словно его дернуло током.

Рядом стоял мужчина, на плече которого сидел маленький серый бес. Одной рукой он держал мужчину за волосы, заставляя того смотреть в землю, а второй ухватил Андрея за пальто.

— Простите, молодой господин, не бойтесь меня, я не причиню вам вреда. Нам просто надо поговорить, всего лишь поговорить…

Часть 2

Человек, на плече которого восседал бес, поднял было голову и попытался отойти в сторону, но маленькое мохнатое существо с длинными руками сразу же грубо дернуло мужчину за седые волосы.

— В землю смотреть, скотина тщеславная! Взгляд, взгляд куда! Ишь, возгордился! Быстро в землю уставился, сволочь, червь! Бог все видит! — тут бес, извиняясь, объяснил Андрею ласковым тоном: — Никак смирению не научим, просто ужас какой с этими христианами! Вот буддисты — другое дело, такие приятные люди, не то что этот. – И бес еще раз дёрнул мужчину за вихры.

Андрей слушал вполуха, он во все глаза смотрел на людей на мосту.

На девушке, проходящей мимо него, сидело грязное существо, с огромными складками-морщинами. Оно гладило своего носителя скрюченными пальцами по длинным вьющимся локонам и приговаривало:

— Какая же ты красивая Лизка. Ну просто конфетка! Носик повыше держи, ты красавица, тебе можно.

Другой рукой бесенок скоблил своей подопечной грудную клетку в области сердца, и на этом месте уже образовался нарыв. Однако существо с наслаждением продолжало ковырять ногтем рану.

— А давай, Лизка, шампунь тот купим, чтоб сердце не болело, а? Магазинчик то он всегда...

Андрея тем временем захватила другая картина: из живота молодого, спортивного вида человека, придерживая аккуратно вываливающиеся кишки, торчал монстр, похожий на подгнивший пень, который разговаривал ворчливым голосом.

— Олег! Мы так хорошо потренировались! Да, мы заслужили пару бургеров. Мы с тобой молодца, здоровые, всегда в форме! Пожрем… — тут бес понизил голос, протянул руку к ширинке парня и погладил причинное место. — А потом — к Ольге. Она так готовит, блин, девчонка богиня просто ...

«Мерзость какая вокруг. — у Андрея заломило виски. — Я схожу с ума, я схожу с ума, я схожу с ума…»

Он огляделся. За мостом, в парке, высокий мужчина, разговаривающий по телефону, закатил глаза, поднял лицо к небу и громко произнес:

— Сейчас?

Несколько внезапно появившихся невесть откуда бесов заинтересованно повернули головы на звук, а существо с восемью сосцами, пара из которых волочилась по земле, сделало пару решительных шагов по направлению к мужчине, который продолжал свой телефонный разговор.

— Не думаю, что это будет правильно.

Существо хихикнуло и еще быстрее посеменило к человеку. Догнав его и подергав за штанину, бес облизнул палец, провел им у себя между ног и потянулся рукой вверх, создавалось впечатление, что он хочет дать понюхать свой палец. Мужчина отвернулся от него и жестко проговорил в трубку:

— Я буду об этом жалеть, ты знаешь!

Над его головой зашелестело – там парил сотканный из лучей света ангел. Казалось, он собрался обрушить стеклянную сферу на голову человека, но по какой-то причине медлил. Грудастое существо издевательски зацокало языком и отбежало на приличное расстояние.

— Эх, не стал тратить, — напомнил о себе стоящий рядом с Андреем бес. — Это я про ангела — жадины они все. А ведь мог бы и спасти человека. Сиськастая то вон у скамейки поджидает, она своего добьётся, опытная.

— Но оставим мирскую суету. Посмотри, — бес с чувством очертил круг рукой, — Как прекрасен этот мир, не правда ли? И жить так хочется, и чувствовать спешить, да? Но взгляни на ту мертвую деваху, — он ткнул пальцем в неподвижное тело Алисы, которое окружала толпа людей. — За неё, дорогой мой, придется тебе ответить. Но ты не переживай, я не такой как это бесячее быдло, — он стрельнул несколько раз глазами в своих собратьев, — Которым, как паразитам, лишь бы сладкую жизнь на человеческой вые вести.

Бес многозначительно похлопал по шее, на которой сидел.

— Я, можно сказать, твой единственный друг здесь и хочу тебе помочь, совет ценный дать, так сказать, подготовить к суду. Посему, в качестве первого взноса в наши доверительные отношения, поспешу открыть тебе немаловажный секрет. Хозяин наш гордец еще тот, отец лжи и все такое, настолько заносчив — прямо беда. Даже не может себе представить, что кто-то способен его обмануть, и ничтожные человечишки… Эх, да что там говорить — веришь или нет, а если бы не этот грех, то наш брат давно бы властвовал на земле матушке. Вот поэтому то, осознав нашу общую беду, и стараюсь я исправиться, научиться смирению, ближнему помогать, — вот тебе, например. Друг, враг — все едино, лишь бы пожалеть...

— Так это что, это мой персональный мини-ад, что ли? – наконец-то прервал молчание Андрей.

— Нет, мой дорогой, это самая что ни на есть настоящая реальность во всей красе, а коль по аду соскучился, вон полезай через перила. Нырк — и ад тебе обеспечен, — бес внимательно посмотрел Андрею в глаза. — А что, может, ну его, этот сучий мир? И мне копеечка, и тебе больше на мертвую барышню смотреть не придется? Нет? — бес прищурился. – Ну, я так и думал. Люблю упрямых, тех, кто так просто не сдается. А теперь перейдем, так сказать, к главному, ради чего мы, в общем то, с тобой и встретились.

Длинная рука беса с ловкостью схватила Андрея за затылок и стремительно потянула к себе. Соприкоснувшись с ним лбами, Андрей почувствовал резкий до одурения, неприятный запах существа и попытался отстраниться, но бес непонятной силой удерживал его. Казалось, он держал не человека, а саму его волю у себя в руке. Интонация беса поменялась на жесткую и грубую.

— Я задам тебе вопрос, голубчик. Всего один вопрос. И если ты на него не ответишь, холуй христианский, я имею полную власть отправить тебя и твою суку подружку в самое пекло, в котором черти будут драть вас во все отверстия, не переставая, пару вечностей.

Бес отпустил ошалевшего от испуга Андрея и преисполненным спокойствия голосом добавил:

— Прости, прости меня, покорнейше прошу — я тоже грешен, но смиряюсь, вернее, уже смирен, как овечка. Я, так сказать, еще не научился в совершенстве овладевать приступами гнева. Понимаешь ли, ты у нас проходишь как в принципе православный – значит, и экзаменовать тебя нужно соответствующими мерками. А скажи мне, душа моя, ты религиозный фанатик али нет, как считаешь?

Часть 3

— Фанатиком никогда не был, но в церковь хожу, молюсь, в бога верю. А фанатики верят в свой фанатизм только, – с напряжением в голосе ответил Андрей.

— Какое прекрасное, можно сказать, перспективное начало! Очень, очень обнадеживает! – казалось, бес был счастлив.

Подмигнув Андрею, он добавил в голос дружелюбные нотки:

— Да ты не волнуйся так, сейчас по-быстрому разберемся, и вернешься в привычную жизнь. Придешь домой, помолишься, от девок отбоя не будет. Найдешь себе кралю правильную, православную. Правда! Не всю же жизнь в схиме ходить, неужели во всем свете достойных тебе не найдется? Катюху, регента хора, знаешь ведь? И посты соблюдает, и молодая, и красавица, и все на месте — отличная девица, зуб даю. Она тут у нас известная личность… А впрочем, я опять увлекся. Но это я только чтобы тебя слегка взбодрить. Так вот, если докажу, что ты фанатик, слепо верящий в свой фанатизм, сам с моста сиганешь? Как считаешь, условия честные? Впрочем, согласие твое и не требуется — деваться тебе некуда, как птенчику из гнезда.

— Деваться некуда, согласен.

— Тогда слушай, — но тут бес внезапно запнулся, сделал кислую мину и буркнул: — Ну что еще?

Андрей глянул туда, куда смотрел с неудовольствием бес. К группе людей, окруживших тело Алисы, слетел огромный белокрылый ангел, причём, спускаясь, он удивительным образом изменился, словно облако на ветру, и к моменту приземления был величиной с обычного человека. Ангел проскользнул между зеваками, прислушиваясь то к одному, то к другому, потом прильнул к одной из женщин и что-то зашептал ей на ухо. Та повернулась к подростку, беззастенчиво фотографирующему кровавую лужу возле Алисы, и коротким резким, но очень сильным движением, залепила парню такого леща, что тот от неожиданности пошатнулся и выронил телефон, который упал экраном вниз – не без волшебной помощи ангела.

— Ты охренела, дура? — заорал подросток, подойдя вплотную к обидчице с угрожающим видом. Мощный удар по другой щеке не заставил себя ждать, — парня аж развернуло.

— В суд на меня подай, — бойко заявила женщина.

Парень наклонился и подобрал свой телефон. Раскрасневшись, сопя и ругаясь себе под нос, он медленно отошел в сторону, — там его за губу схватил бес, передвигавшийся на тонких чешуйчатых ногах, и потащил в подземный переход. Андрей успел заметить, как монстр на ходу засунул свой длиннющий язык парню в рот и начал там производить непонятные манипуляции.

— Если бы все советы ангелов были добродетельны… — произнес рядом бес. – Но не буду мораль тебе читать. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Да я же не против ангелов, — бес похлопал Андрея по плечу. — Что ты, мне даже очень понравилось, как она его по одной щеке, да по другой! Очень это по-христиански, и он смиренный такой сразу! Вот тебе и божественная справедливость, а как же без нее родимой?

— Я сам за справедливость космическую для всякой твари, и для гадов морских, и для не гадов — для всех. А кстати, на чем мы остановились, когда нас так бескультурно прервали? — бес театрально поднял указательный палец. – Значит, говоришь, не фанатик? Есть у меня книга любимая, так нравится — заснуть без нее не могу, Библией называется, так там слова такие: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец», ну и прочее. И вот каким вопросом попросило тебя начальство озадачить. Говорит, ответит если – молодец, а нет — пусть, бултых с того самого места где стоит, и концы в воду. Как говорится, к любимой в объятья. Намек понимаешь? Так что отнесись со всей ответственностью, порадуй дедушку белобородого, он в тебя верит. Конечно, он по большому счету во всех вначале верит, как отец родной… Ну дак, что скажешь, Альфа и Омега к чему это сказал? Подсказку сразу по дружбе дам… Договоримся мы с тобой вот о чем, как существа разумные: ты верующий, и я верующий, и я между прочим даже по боле буду, я знающий о существовании Бога не сомневающийся, в некотором роде, тебя по параметрам веры немного превосходящий. Так вот как люди разумные решим сразу, что сие выражение не красивая метафора, не достойно это творца, метафоры на попрание кидать. А смысл здесь, и глубокий символизм присутствует, согласен? Ведь не с проста Он первую и последнюю букву алфавита в пример поставил.

Андрей стоял словно в трансе, смотря куда то за горизонт.

— Слушай внимательно, нам с тобой разобраться надо в проблемке то, пока труповозочка за твоей суженой не приехала. Потом времени уже не будет.

Мелькнула мысль — «Надо отвечать максимально искренне и честно», парень резко схватился за голову, но тут же опустил руки. Секундный приступ паники миновал. Собравшись с духом, Андрей выстрелил тирадой:

— Первая и последняя буква алфавита — это обозначение всего знания о всех вещах, какие только существуют во Вселенной. Все они начинаются и заканчиваются в Боге.

— Да! Да! Хорошо, прямо-таки отличненько, как у фарисеев и книжников, гладко, чудесненько. Но не получается ли, что бог этой метафорой свои пределы обозначил? Возможно, автор книжечки вежливо намекнул, что бог ваш существует только в пределах всевозможного знания? Назвался алфавитом — вот тебе и пределы существования! Что находится за альфой и омегой? За пределами возможного знания? Ничто, отсутствие знания, отсутствие бога. Да что там говорить, вот у нас в аду я его что то давно не видел.

Андрей понимал, что никаких мыслей в голове не осталось, возразить ему нечего, логику рассуждений он давно уже потерял, и остаётся только одно:

— Бог существует везде, что бы ты ни говорил и куда бы меня не отправил. Я в это верю, и никому не под силу доказать обратное, – яростно выпалил Андрей.

Бес невероятно разозлился, злобно схватил человека, на плече которого сидел, за волосы он начал говорить жестко, громко "кидая" слова прямо в лицо оппоненту.

— А я и не стараюсь доказать, что бог не везде существует, ты, тупая скотина! Алфавит обозначает пределы части бога, которую возможно назвать и обозначить, а за его пределами существует та часть бога, которую невозможно ни назвать, ни обозначить!- бес перешел на крик — И если бы ты, урод тряпочный, хотя бы немного отошел от своего пустого и бесполезного религиозно-фанатичного экстаза, ты бы это понял и, может, действительно бы поверил в бога, настоящего! Тебе, конченному ушлепку, не хватило даже мужества признаться, что ты не знаешь ответа. Я был бы тогда вынужден отпустить тебя! А теперь ты, бесполезный кусок дерьма, полетишь вверх тормашками!

Андрей затравленно смотрел по сторонам: несколько бесов с разных сторон приближались к нему осторожными шагами.

В это время «скорая», мигая огнями и надрывно крича сиреной, подъехала к месту аварии. Из нее выскочили врач и медбрат. Кажется, кто-то из толпы выкрикнул: «Да она живая еще!»

Эта фраза прозвучала для Андрея словно гром — он очнулся и с размаха ударил кулаком бесу в нос, однако тот ловко увернулся, одновременно отвесив нападающему весьма болезненный подзатыльник. Тогда парень, особо не размышляя, ударил человека, на котором сидел бес, в пах – мужчина как подкошенный повалился со стонами на землю, попутно роняя беса, а Андрей рванул к машине скорой помощи, в которую вносили Алису, лежащую на носилках.

— Постойте, это моя жена! — закричал он на бегу. Бесы кинулись было за ним, но тот, которого Андрей опрокинул, властно остановил их:

— Не надо! Пускай уходит!

— Но великий искуситель Нагзу, он у нас почти в руках! – заныл один из бесов.

— Оставьте, дождемся, пока он подрастет духовно до мужчины – что бы не зря было его убивать…

+1
202
Трудновато читается, на мой взгляд, надо облегчать слог.
Слог очень легок, кроме одного абзаца где бес говорит о библи все остальное очень посто, но это абзац важен и его не сократить.