Боза

Рифмоплёт Александр Сергеевич Бойко-Застенчивый

был довольно известен в культурно-богемной среде.

И хотя отношение этой среды переменчиво,

становилось хитом непременно примерно к среде

понаписанное Александром по пьяни субботничной.

Но вокруг все считали, что он неудачник и лох,

кроме матери, благодаря неустанной заботе чьей

и не сдох рифмоплёт с голодухи, и с виду неплох.

Засосав под овсянку слегка охлаждённый боярышник,

подгребал он под вечер к излучине местной реки,

где ловил на живца непомерно доверчивых барышень,

поддевая сердца тройником задушевной строки.

Восседал Александр на скамейке у статуи Пушкина,

посылая собрату по цеху флюиды-мечты.

Чу! вблизи проплывает, маняще светясь конопушками,

скажем прямо — не гений, но типа того красоты.

Приступ трахикардии явился занывшим подбрюшием,

пронеслось ветерком в голове сразу несколько тем,

быстрый взгляд проскользил по ногам, и, споткнувшись об рюшечки,

перепрыгнул повыше и впился в район декольте.

Александр подскочил со скамьи и промолвил: — Сударыня,

красотой бесподобной Вы мне изумили глаза.

Я — поэт, как друзья говорят — щедро Богом одаренный,

широко в интернете известный как Алекс Боза.

Рассказав конопатой про очи её бирюзовые

и божественный стан (Александра стихами несло),

он картину свидания сочно в уме прорисовывал

и прикидывал срочно, где денег достать на бухло.

Обещая внимающей огненно-рыжей красавице

декламацию дивных стихов при зажжённых свечах,

Александр гарантировал то, что по полной проставится,

но смолчал до поры про гараж и салон "Москвича".

Да и правда, зачем говорить ей такие подробности...

Тут заметил поэт, как, собой заслонив белый свет,

появилось поблизости чудище шкафоподобное

и сказало лисичке банальное: "Зайка, привет".

Конкурент повесомее был приблизительно раза в два,

да и ростом повыше немного (навскидку — на треть),

а во взгляде читалось, что может и хуком порадовать,

и на части порвать, а потом в порошок растереть.

Александр уничтоженно мямлил: "О, сударь, простите, но..."

Оппонент не желал совершенно вступать в диалог,

наградил сверху вниз на прощание взглядом презрительным

и, плутовку за лапку схватив, за собой поволок.

Возвратившись домой в настроении слабопаническом,

по измученной клаве дрожащею дланью стуча,

разродился поэт полнострочьем силлабо-тоническим

и на конкурс любовных историй отправил тотчас.

+7
209
14:54
+1
Несмотря на длинную строку, читается легко.
Так и хотелось лёгкости, пришлось поворошить словечек. Спасибо.
Ещё надо от «тотчАс» избавиться — и в печать.