Он умер

Конечно,

Если внимательно присмотреться.

Он умер -

И я читаю о его детстве.

Но кто же тогда путает нашу явь

С нашими снами -

Оживая в непривычных местах,

В спаме,

Проверяя свои пыльные полки

В библиотеках,

И лекарство от смерти

Ища в аптеках.

Но вот его уже выписывает

Какой-нибудь Карл Иваныч.

И говорит равнодушным тоном

- Принимайте на ночь.

И так часто они нам дарят ответы

Любые за свою безымянность.

И продолжают в нас спорить

Испытывая нас на оловянность.

А мертвые и живые

вообще похожи.

Ведь они создавались по твоему подобию, Боже.

Просто некоторые умерли,

А другие остались.

А третьих нет,

Ведь они даже не создавались.

И твой рай, он значительно толще ада.

И даже не верится,

Что он был когда-то если не в нас, то рядом.

А мы ходим где-то внизу,

И спокойно верим,

Что у нас растут крылья,

А твой ад - он вообще двухмерен.

И вовсе не ясно, как в него попадают.

Все, что в него летит,

Отскакивает и вновь летает,

Становясь в итоге

Тишиною следующей за звуком.

И вот они умирают,

Чтобы однажды стать

Вновь узнанными друг другом.

Как в настоящем дешевом кино,

Она уже пьет свой кофе, в бледном утреннем свете

И думает, а не всë ли равно?

Так всë... за, что она будет в ответе.

+4
184
22:45
Интересные мысли, Евгений. И я представляла Вас совсем другим — это тоже интересно…
В смысле, совсем другим?
22:53
Да, именно — много старше… Прекрасная молодёжь у нас и это очень радует.
А-а. Ну спасибо:)