ПОКОЛЕНИЕ 2 ЧАСТЬ

Лицо Марфы ожесточилось.
- Так, это сделали на Земле. Хорошо. У тебя есть связь с информационной базой Шахтерских Колоний?
- Да, капитан.
- У них есть все новости, приходящие с Земли.
- Да, капитан.
- Это был не вопрос, придурок, я это знаю. Скачай всю их новостную ленту в наш банк памяти без изменений.
- Скачиваю, это займет некоторое время.
- Ничего, у меня его много.
И она стала ждать, но вскоре, не выдержав напряжения, ловким движением, доведенным до автоматизма, отстегнула крепежный шнур и, оттолкнувшись, начала перемещаться от стены до стены.
- Внимание, капитан, у нас стыковка с базой «Предел».
- Мне пофиг. Информация?
- Готово. Вся новостная лента с отметкой «свободный доступ» скачана из архива Свободных Шахтерских Колоний.
- Новостное меню, выложить всю информацию за последний месяц о моем отце. Всю!
- Сбой в системе при получении сигнала. Файлы оказались повреждены, и удалены как не подлежащие восстановлению.
- Ах ты сволочь! – зло выкрикнула Марфа. Потом задумалась.
- Так, а ведь я могу ему сейчас сообщение отправить, - она даже присвистнула от радости, - Но вот только... а если его убили? Он не хотел говорить, что ему угрожает, до моего отлета, а теперь уже не сможет сказать, - девушка поднесла руку ко рту и прикусила, потом, опомнившись, отдернула.
- Да что же это такое творится, - в ее голосе послышались нотки истерического смеха, - Чертова Линпа, я даже укусить себя не могу от отчаяния, урод я, вот кто.
На Марфу навалилось состояние, близкое к бесчувствию. Передвинувшись к иллюминатору, она равнодушно смотрела, как к ее кораблю медленно подплывает база «Предел». Утыканная длинными шипами-башнями, она напоминала металлическую божью коровку, на жестких крыльях которой выросли еще не распустившиеся механические стебли космического цветка. Подлетающие к базе корабли несли на себе грузовые контейнеры, похожие на большие консервные банки, прикрепленные по бокам к корпусу. А те, что покидали «Предел», салютовали ему синей вспышкой дюз.
База постепенно увеличивалась в размерах, уже различались более мелкие детали: туннели, посадочные площадки, на которых ритмично мерцали расположенные рядами огни маячков, походившие на длинную гусеницу с фонариками на спине.
Неподвижным взглядом девушка смотрела в иллюминатор, пока база не заняла все видимое пространство, и стало можно рассмотреть отдельные детали каркаса, швы сварки, крепления. У борта замельтешили непонятные механизмы, похожие на пресс и подъемный кран одновременно, потом произошла остановка, скромный толчок, почти без звука – стыковка. Марфа отвернулась от обзорного окна.
- Канабис, что мы с тобой делать будем?
- Сейчас корабль производит дозаправку, только что пришло сообщение с базы, нас просят включить гравитацию и открыть люк для инспектора из службы контроля.
Обреченно выдохнув, девушка, придерживаясь за стену, опустила ноги на ту поверхность, которая должна была стать полом после включения гравитации и отцепила инвалидное кресло – эти кресла были прикреплены в каждом отсеке для таких вот случаев.
- Выполняй.
Марфа почувствовала, как тяжелеют руки и ноги, а в груди возникает мерзкое чувство страха. Она осторожно села, развернув кресло к входному люку. Шлюз распахнулся, сразу же за ним оказалась прикрепленная к кораблю длинная ребристая труба, из которой, как из кишки космического монстра, вышел темнокожий парень лет двадцати. Лицо принца, крепкие плечи и бедра, прямая стройная спина, уверенная походка, к поясу пристегнут плоский, размером с книгу, предмет непонятного предназначения. Он представился как Прайс Фарай. Не ответив на приветствие, Марфа угрюмо спросила:
- Мы можем закрыть шлюз и поставить гравитацию на минимум? Иначе я просто сдохну.
Прайс сразу же согласился. И вообще он оказался на удивление внимательным: как только снизилась гравитация, подошел к девушке, помог встать, пожал руку и заверил, что не задержит ее надолго. Осмотр - всего лишь формальность для никому, кроме бюрократов, не нужного протокола. А когда он с сочувствием спросил про ее здоровье, Марфа, неожиданно для себя, разрыдалась.
Она так устала от мыслей, одиночества, безысходности, страха за отца, что живое человеческое участие этого незнакомого человека, в сущности, простая вежливость, превратили ее из мужественной и смелой девушки в маленького ребенка, нуждающегося в опоре и поддержке.
Она протянула руки к Прайсу и умоляюще попросила:
– Пожалуйста, обними меня, мне так это нужно.
Прайс Фарай шагнул к девушке и, притянув ее за плечи, тихонько обнял. Марфа обхватила его за талию, и некоторое время они стояли молча, пока ее слезы не иссякли.
– Извини, это просто нервы. Я правда больше так не могу, – она отстранилась. Потом прислонила свои ладони к его и посмотрела ему в глаза.
- Что-то случилось?
- Моя лучшая подруга умерла.
- Линпа?
- Да.
- У меня умерла мать, оба брата и тетя. Мать - совсем недавно.
- Как это случилось? – в другой ситуации вопрос показался бы бестактным, но Марфе это было важно, и Прайс Фарай это понимал.
Как будто не замечая, что девушка все еще удерживает его руки в своих, он сказал:
- Она упала с лестницы. Меняла светодиоды. Обе ноги сразу… Пять дней мучилась, при Линпе обезболивающие…
- Это я знаю, - она указала себе на спину, - Один неудачный прыжок на гимнастическом бревне и…
- Я думал, на Земле никто уже спортом не занимается.
- Это было год назад.
Прайс недоверчиво посмотрел на Марфу:
- Этого не может быть, как ты выжила?
С непривычки почувствовав усталость в ногах, девушка указала на раскладные стол и стулья, прикрепленные к стене.
- Давай сядем.
- Ох, да, извини, конечно.
Прайс Фрай откинул стол и поставил пару стульев, один напротив другого, но Марфа переставила свой стул, сев рядом с парнем, и снова взяла его за руку.
- Мне так спокойнее, если ты не возражаешь.
Фарай мотнул головой, соглашаясь.
- Так вот, год назад Линпа была немного другой. Насколько я понимаю. И мне повезло. Я практически ничего не помню, все время была на снотворном. Смутно помню какие-то эпизоды… Просыпалась изредка, и опять проваливалась. Хорошо помню только постоянную боль. Но что со мной делали, как лечили - ума не приложу.
- Все равно это невероятно! – Прайс смотрел на собеседницу так, будто она - ангел во плоти. – Первый раз вижу человека, поборовшего Линпу, вернее - живущего с ней. Подожди секунду, а сейчас как, ты разве не чувствуешь боль?
- Только если забудусь и дернусь сильно, но на этот случай у меня есть вот эта вещица, - Марфа продемонстрировала Прайсу автоинъектор, - Суперкоктейль! Правда, от него отходняк тяжелый, целый день спишь как убитый, но боль убирает.
- Может быть, у тебя не Линпа? – парень взял устройство и, прищурившись, прочитал: - Прал-12. Никогда о таком не слышал.
- Дарю, в нем еще сорок девять микрокапсул, может, кому-нибудь из близких жизнь спасет. У меня еще есть несколько штук, да и пользуюсь я им не часто.
Собираясь показать, как надо пользоваться инъектором, она повернулась к Прайсу и оказалась с ним лицом к лицу. В ту же секунду Прайс поцеловал ее. Марфа не стала отстраняться, хотя на прикосновение его губ в ней ничего не отозвалось.
- Знаешь, я бы провела с тобой ночь, но одно резкое движение - и мне кранты.
Прайс Фарай схватил ее за руки и с жаром заговорил:
- Марфа, прошу, оставайся здесь, в Колониях, у меня место с тремя комнатами – одну можешь занять. Понимаешь, все говорят: Земле конец, а у нас от Линпы умерло всего двадцать процентов населения, мы крепкие ребята и давно все нейрохвосты выкинули, вернее - сразу же и выкинули, как стало понятно, что от них болезнь идет. Я тебе скажу по секрету: мы давно хотели отделиться, у нас такие сады гидропоники, у нас есть все - и руда, и уран, и заводы - все что захочешь. Моя сестра хороший человек, она тебе будет помогать, и у нас есть пара ученых, которые думают, как избавится от этой заразы. Зачем тебе на Землю? Там одна смерть и разруха.
«Там мой отец», - подумала Марфа, но вслух ничего не сказала. - «Я не знаю только, жив ли он?»
- Ну, что скажешь?
- Спасибо тебе. Это замечательное предложение, но я специально лечу подальше от людей, чтобы сработала моя методика лечения, она действительно самая эффективная из всех. Ты же сам удивлялся, как я еще живу.
- А после, когда вылечишься? – с надеждой спросил парень.
- Не знаю, мне нужно подумать, это очень серьезное предложение.
- Я буду тебя ждать! Обещай, что дашь весточку, когда полетишь обратно.
- А знаешь что? – осенила Марфу гениальная мысль, и она радостно улыбнулась, - У тебя же есть новости с Земли за последний месяц? Можешь мне их передать, только не через бортовой компьютер, а на переносном носителе.
- Странная просьба. Но ты и сама очень загадочная девушка. На, возьми, - Прайс отстегнул от пояса и положил перед ней плоский аппарат, - Это мой личный виртуализатор. Нажимаешь пальцем сюда, появляется виртуальное меню, а дальше технология, думаю, тебе знакома, только вот голосового управления нет. Там, кстати, есть сканы моей квартиры и виды пустыни Миноса - это планетоид рядом со станцией - очень красивые. В общем, дарю, только это несравнимо неравный обмен, - парень показал глазами на автоинъектор с Прал-12, - Я мог бы взять несколько капсул…
- Бери все, – настояла девушка.
Они еще поговорили о событиях на Земле и в Шахтерских Колониях, потом Марфа показала Прайсу корабль и продемонстрировала возможности комнаты иллюзий, чем привела его в полный восторг. Они выпили сока, посидели еще немного на прощание, а затем Прайс Фарай, чернокожий парень с Шахтерских Колоний, бесконечно счастливый, покинул «Семь звезд». А «Семь звезд», в свою очередь, покинул космическую базу «Предел» и устремился к месту назначения.
***

Весь день Марфа проходила, вернее – проплывала мимо ящика с подаренным виртуализатором, не решаясь воспользоваться. Настраиваясь. В конце концов, она все-таки достала прибор.
- Я должна знать. Что бы там ни было. Должна. Канабис, включи режим малой гравитации.
- Включено, капитан.
Девушка села за стол, положила устройство перед собой и, глубоко вздохнув, включила виртуализатор. В первой же строке нужного меню горело красным сообщение: «Трагедия семьи де Риз». С замиранием сердца Марфа нажала на иконку просмотра видеозаписи. Над прибором появилась картина: гравимобили полиции и скорой помощи, напротив полицейского стоит отец. Он растерян и подавлен, озирается по сторонам, будто ища и не находя поддержки у окружающих его людей. Картина сменилась: больничная палата, сама Марфа без сознания. Голова почему-то забинтована, на лице порезы, к телу подключена куча проводов и трубок; и доктора - много докторов. Следующий эпизод: двое мужчин в тюремных робах и наручниках, ссутулившись и опустив головы, идут по длинному коридору.
Голос за кадром тараторил:
- Сегодня закончился суд над двумя преступниками, числившимися в розыске с прошлого года и задержанными сотрудниками Центрального отдела полиции за изнасилование и жестокое избиение Марфы де Риз, дочери главы Европейского Управления Космическими Коммуникациями. Коротко напомним обстоятельства дела. В сентябре прошлого года шестнадцатилетняя Марфа де Риз возвращалась вечером домой с тренировки по гимнастике. Двое неизвестных напали на девушку и затащили в подъезд нежилого дома, жертва сопротивлялась, и преступники зверски ее избили, сломав позвоночник, а после этого на протяжении длительного времени насиловали…
Закрыв лицо руками, Марфа застонала. Диктор тем временем продолжал вещать:
— … тяжелую физическую травму усугубила психологическая, к тому же распространенная на тот момент…

– Нет! Нет же! – выкрикнула Марфа, - Я упала на тренировке, с бревна, когда делала колесо, моя рука соскользнула, я не успела сгруппироваться в падении и неудачно ударилась спиной об угол бревна. Это трагическая случайность, это бывает с людьми, занимающимися экстремальными видами деятельности, - она говорила все тише, а последние слова прошептала, осознав, что произносит какой-то раз и навсегда заученный текст.
Марфа медленно опустила руки, с силой проведя по лицу, пальцы оставили на нем красные полосы. Не шелохнувшись, она досмотрела запись до конца, затем встала, прошлась по комнате. Странно, но она чувствовала спокойствие: ушло напряжение, плечи расслабились, дыхание было глубоким и ровным, и – никакой боли в спине. Марфа вернулась к виртуализатору, выключила его, подняла над столом и, взвесив в руке, бросила в мусорный контейнер.
– Канабис. Включи полную гравитацию.
– Сделано, капитан.
Девушка приблизилась к иллюминатору и долго всматривалась в темноту, как будто надеялась разглядеть в ней нечто важное, но не знала - было ли оно там вообще.
- Зачем мы летим в эту тьму, Канабис?
- Нам необходимо удалиться на максимальное расстояние от базы «Предел», там мы остановим двигатели, отключим всю коммуникацию, и вы начнете проходить курс терапии в полном одиночестве, как вам и рекомендовано.
- Ах да, терапия… – Марфа побарабанила пальцами по бедрам, - То есть, мне нужно лететь во тьму, в пустоту, в одиночество, и это должно меня вылечить? От чего, Канабис?
- От нейропластического эффекта Линча-Паркера.
- А разве у меня есть такое заболевание?
- На данный момент оно есть у большинства населения Земли.
- А это точно не очередная иллюзия?
+2
76
Нет комментариев. Ваш будет первым!