Бродскому

Он всегда твердил, что судьба - игра.

Как гипноз пророчность его тирад.

Пусть не всеми признанный мастер слова,

Он ломал хребет моим мыслям снова.

Он писал, что лист разрушает почку.

Всегда точно знал, где поставить точку.

Перспективу видел, её конечность -

И одно спасенье есть - человечность.

Называл второсортной свою эпоху,

Не могу сдержать сожаленья вздоха:

Коль его эпоха второго сорта -

Нашей браком назваться, пожалуй, гордо.

+3
153
Нет комментариев. Ваш будет первым!